Главная

Миссия

Содержание

Новости

Связи

Авторы

Публикации

О нас

Форум гармонии

Peace from Harmony
Демиург. Первая сознательная (научная) общность гармоничной цивилизации - клуб Демиург: 1976-1980 и Воспоминания о нем: 2009


40 лет ДЕМИУРГУ. Встреча небольшим кругом у Л. Семашко 8 мая 2016 года:































Выше - фотографии Андрея Чечика. Большая ему благодарность за них!
=======================================================








----------------------------------------------------------------------------------------------------

28 лет ДЕМИУРГУ. Встреча небольшим кругом у Л. Семашко в феврале 2004 года:



















==================================================================
Демиург в начале, новорожденный: 1976-1977 (в общежитии Кировского завода)































Все фотоисточники для фото выше хранятся у Ирины Цейтлиной-Медведевой (233 23 59)
Большая ей благодарность за предоставленные фотографии Демиурга!
==================================================================

 
       Владимир Стрелков, август 2009


Брату Владимиру

 

Братишка, братик, помню о тебе!

Как жаль, что прошлое нам не вернуть обратно.

Мы живы до сих пор, благодаря судьбе,

А ты ушел так быстро, безвозвратно.

 

Жизнь, как и прежде, день идёт за днем.

Ее никто и никогда не остановит.

Но так тебя нам не хватает в нём,

И хочется твой смех услышать снова.

 

Я знаю, мы не только лишь родня,

Ты детство наше опекал и строил.

Ты, старший брат, по жизни вёл меня.

Я без твоей поддержки мало чего стоил.

С тобой ракеты запускали в небеса,

Фантастику «глотали» до рассвета,

И взрывпакеты находили адреса

В подъездах спящих, одуревших от «привета».

 

Кубань-река – быстра и глубока.

Она нам,пацанам, дарила лето.

Её мы запросто переплывали в два рывка.

Сейчас мне даже страшно вспомнить это.

 

Ты помнишь, мы создали «Демиург»,

Где пиршество кипело интеллекта.

Петродворец, и Пушкино, и Петербург -

Мы там гуляли по ночным проспектам.

 

И там ты, брат, нашел свою любовь,

Чертовски привлекательная Ленка.

Я сам, как вспоминаю это вновь,

Заглядывался на ее коленки.

 

И вот ушёл, оставив нас одних.

Зачем ушёл, куда ты торопился?

Твой младший брат слезами пишет стих.

Он так любил, он так тобой гордился!

 

Прости! Прощай! Нам надо жить,

И будущее строить, внуков нянчить.

Судьбу же нашу ни к чему винить.

Она - как есть, другой не будем клянчить.

 

  

Стрелков Н.В./01.09.2010

---------------------------------------------------------------------------------------------


Николай Стрелков

 

Воспоминания о рабоче-студенческом клубе гармоничного развития «Демиург» 1976-1980 г.г.

 

Стрелков Николай Владимирович– первый президент клуба.

 

Я многое забыл из того, что было более 25-30 лет назад в 1975-1980 г.г.

 

Прошу меня извинить.

 

Я – выпускник Ленинградского института точной техники механики и оптики (ЛИТМО), в настоящем, - инженер-электронщик, специалист по разработке приборов и методике диагностики современных инжекторных автомобилей, директор фирмы «А2» г. Ульяновск.

 

И к этому меня во многом привели обстоятельства жизни в Росси в 1990-х годах, к которым я, как инженер по вычислительной технике и системам автоматизированного проектирования, весьма далеким от автомобилестроения, должен был приспосабливаться.

 

Я выжил в условиях развала СССР, иначе и быть не могло, потому как за моей спиной стояла моя семья, мой опыт сотрудничества с людьми и мое самолюбие.

 

Студенчество - изумительное время полноты бытия, когда жизнь «била» ключом, хотя к тому, чтобы управлять этим потом жизни мы, молодая «поросль», еще не имели никакого отношения.

 

Мы так хотели изменить мир к лучшему, мы так верили в себя!

 

Но, к сожалению, мощь нашего поколения в 90-х обратили в «пыль» и в «прах» мерзопакостная капиталистическая шваль, а жаль! Мы бы могли многое изменить в СССР, превосходя своих западных конкурентов в упорстве, инициативе и интеллекте.

 

К сожалению, мы пришли к этой частичной победе иначе и много позднее. И только в начале 2000-х мы смогли хоть как-то управлять этим потоком жизни. Но при этом мы потеряли многое – это время нашей жизни, энтузиазм молодости и, главное, будущее наших детей. Возможно, внуки восполнят эти потери?

 

Но не стоит зацикливаться на том, что уже не приносит ничего позитивного настоящему. И так - о «Демиурге».

 

Воспоминаний в чистом методическом виде не будет, а будет обмен опытом жизни, возможно, это стоит того.

 

Я не буду приписывать себе несуществующие регалии - ну был я президентом клуба формально, но Семашко Лев Михайлович – именно он родоначальник, и он же истинный президент клуба! А я же начинал в этом клубе как статист. Уже по началу что-то интересное было для меня в этой организации. Как я к этому сначала относился? Да мало ли есть, каких развлекалок в жизни, а это одна из них! Философия – это я любил, поразмышлять о жизни, поспорить, доказать свое. Походить толпой по картинным галереям, послушать и почитать стихи Евтушенко, попеть песни Окуджавы, поразмышлять о творчестве и способах самореализации личности, не имея еще ни гроша за душой – и это в захлеб, до первых петухов, да под белые ночи Питера, романтично!

 

Мы, как это теперь ни странно, верили в коммунизм! Не знаю, как некоторые, а я по-прежнему верю. Хотя и не был никогда коммунистом, но знаю - другой альтернативы у общества нет! Возможны только ее модификации. В СССР мы достигли только уровня феодального социализма, государственного монополизма или чего-то подобного этому. Это я понимал или чувствовал еще, будучи студентом.

 

Хочу заметить, что, к сожалению, современный мир пока не выдвинул ничего нового, включая гармоничное развитие и образование Семашко и др., чтобы это противоречило идее коммунизма, когда «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». Эта идея в канве естественного потока развития социума. Другое дело, как это реализовать!

 

Лев Семашко на меня, студента 2-го курса института ЛИТМО, а я уже до этого отучился в техникуме электронного приборостроения и побывал 2 года в Армии, первоначально произвел впечатление весьма жесткого лидера, упорного и настойчивого, иногда даже фанатично придерживающегося плана гармоничного развития своих студентов.

 

Тон, которым он задавал еженедельные наши философские симпозиумы в клубе, выезды на экскурсии, природу и пикники - был адекватен Госпланам построения социализма.

 

Такой свободный и иногда даже фамильярный со студентами, на взгляд других преподавателей философии, доцент, тем не менее, не давал спуску своим подопечным клуба, если они отклонялись от заданного им курса гармонизации. Он не давал нашим мозгам расслабляться нигде: ни на симпозиуме в клубе, ни на природе, ни в картинной галерее.

 

Думаю, рабоче-студенческий клуб «Демиург», его детище – это отправная точка, которая, в конечном итоге, подвигла Льва Семашко в процессе его работы над нами, студентами, как скульптурным человеческим материалом, придти к идее четырехсферного социума, как полноценной системы воспроизводства общества и человека.

 

Не буду говорить за всех наших демиургов (членов клуба), но я благодарен Семашко, что он сформировал во мне основу четырехсферного мышления, которую я, иногда, использую, как стратегию достижения успеха, чаще на неосознанном уровне.

 

Да, для достижения любого успеха нужны, прежде всего, люди и только потом - идеи, организующие основы общества и материальные средства. Стоимость людей в обществе вообще несоизмерима по стоимости, это я прочувствовал копчиком, ни с какими другими его компонентами.

 

Думаю, если бы нам, посредством гармонизации общества и образования его членов, удалось раскрыть хотя бы половину творческого потенциала людей Земли, то полноценное энергетическое обеспечение Земли, исход этого населения в космическое пространство и освоение Вселенной был бы неизбежен, что можно было бы сравнить по масштабам со взрывом сверхновой звезды, возможно я заблуждаюсь, недооценивая сдерживающую для баланса и отрицающую бытие силу власть-имущих.

 

Итак, клуб «Демиург» по замыслу Семашко был первоначально организован и прописан в общежитии ЛИТМО с 1975 г., как чисто студенческий философский клуб. Там меня «сосватали» в президенты клуба с легкой руки Лени Соловья, моего сокурсника, из Белоруссии, а жили мы с ним в одной комнате в том же общежитии ЛИТМО, и Льва Михайловича Семашко.

 

И зачем я тогда согласился на эту авантюру! Это ведь по тем временам попахивало дессиденством.

 

Вы можете себе представить, как мне было некомфортно выступать перед молодыми «интеллектуальными язвами», весьма скептически относящихся к этим затеям, и быть проводником идей Семашко, в которых я еще мало чего смыслил. Со «свиным рылом» провинциала, да в калачный ряд питерских интеллектуалов!

 

А родом я был из малого городка Краснодарского края. Тягаться с крутыми «философами», которые в словесах, как рыба в воде, но вряд ли смогут ответить на простой вопрос электрика «Что же убивает человека - напряжение или ток?» – для меня и поныне непосильная задача.

 

Возможно, они счастливы, зарабатывая своим язычком, но вот их рот закрыт, «рабочее место» убрано», а какова же их конечная цель бытия? Деньги? Но это же пыль, прах, мираж, если нет реального продукта, то есть, того, чем жив и что создает в основе творческий человек – ни железа, ни симфоний, ни законов, ни патентов, ни проектов …, одни словеса!

 

Что же касается людей, которые хотят жить и творить! Вот этот продукт нам и нужно производить в расширенном объеме, прежде всего! И тогда, возможно, и пребудет все остальное. Творчество, само по себе, чрезвычайно интересное занятие людей, но еще интереснее «слепить» из обычного человека креативную и социально ответственную личность.

 

Думаю, на это и была нацелена вся деятельность Семашко, как преподавателя философии и идеолога клуба «»Демиург». Он провел сквозь всю нашу совместную жизнь четырехсферную концепцию бытия. И это было великолепно! Потому как он математически и фактически реализовывал на на примере нашего совместного с ним существования принцип гармоничности человеческой жизни, о которой мы, «зеленые мальцы», еще только догадывались.

 

Одной из творческих концепций, которую мы пытались как-то обозначить в клубе и донести до его членов, был АРИЗ (алгоритм решения изобретательских задач). Я очень сильно, будучи студентом технического ВУЗа, «запал» на эту творческую идеологию. Жаль, что тогда я был только студентом, не работал в НИИ и не ушел в науку целиком. Вся моя жизнь конструктора в дальнейшем проходила под знаком «АРИЗ». И г. Ленинграде, и в г. Волжском, и г. Ульяновске я пытался преподавать АРИЗ для других людей, да и сам я обучался этому делу мимоходом,. Все, что я сделал сверх меры обычного инженера, было в дальнейшем интуитивным использованием новых концепций творческой идеологии «АРИЗ». Принцип АРИЗ – это делай все из «ничего» и достигай «идеального по максимуму» в тех условиях, в которых ты существуешь, способы разрешения противоречий, идеальные конечные результаты и многое чего еще …

 

Да, мы были четырехсферными «придурками» в мире студентов по существующим тогда понятиям.! Нас даже считали диссидентами и «полоскали», почем зря, московские клубы во главе с весьма известным корреспондентом Хилтуненом. Они все считали, что к коммунизму мы идем не тем путем. Но кто, кроме Семашко, понимал тогда, что такое коммунизм! Таких были единицы. И это были мы, его воспитанники.

 

Мы уже тогда осознавали своим «копчиком», что коммунизм – это оптимальная четырехсферная организация жизни и Советская власть никак не укладывалась в эту новую идеологию.

 

Не знаю, как кто, но я весьма скептически относился к клубам, построенным на основе словоблудия, театрализованных представлений и бесконечного песнопения. С такими театральными студенческими клубами мы сотрудничали и нас жаловали регалиями, представляя их филиалами и т.п. … Но как же была смешна их «детскость»! Ибо мы, ведущие клуба «Демиурга», понимали их «жизненную приземленность».

 

Ведущими клуба «Демиург», как помню, были: Семашко Лев (философ и идеолог), Стрелков Николай, то есть я (инженер и философ в душе), Смирнов Андрей (профессиональный философ и эрудит). Это и есть животворящая троица клуба, а все остальные демиурги, не думаю, что это им обидно, были в работе и на подхвате, получая свой интерес от совместного общения – они просто жили в клубе весьма интересной и разнообразной жизнью. Не буду оспаривать, возможно, они были счастливее каждого из этой троицы, так как не были обременены ответственностью.

 

Клуб был условно поделен на четыре микрогруппы, возглавляемые ее лидерами: Стрелков Николай - группа «Вещи», Смирнов Андрей - группа «Организации», Семашко Лев - группа «Информация» (иногда лидеры этой группы менялись), Стрелков Владимир - группа «Люди».

 

Сознаюсь, как президент клуба -эта должность была весьма хлопотна для меня, Я столько времени потратил на организацию этой «конторы», как «Демиург», в ущерб своим основным учебным занятиям в ЛИТМО и своему профессиональному развитию, что и сейчас мне иногда кажется - все это не стоило того. Но я был тогда молод, гиперактивен, и у меня была уйма времени, которого всегда почему-то не хватало. Понять эту сущность бытия, когда без всяких причин в никуда (так мы поначалу осознаем) уходит время нашей жизни, не имея надежных критериев оценки ее эффективности, просто невозможно!

 

Думаю, этот вопрос актуален для меня по-прежнему, когда я в настоящем, будучи на пике своего профессионализма, в свои 56 лет, периодически продолжаю переоценивать свою жизнь. Так как же я живу, приемлемо ли мое бытие по понятиям современного мира, успею ли я еще сделать что-то важное, и нужен ли я, вообще, этому миру? Не думаю, что в идею гармонизации планеты и ее образования я привнес и смогу в дальнейшем привнести нечто новое, так как я по-прежнему не понимаю до конца сущности этой новой концепции. Объясню это ниже.

 

Образование – оно уже, в своей основе содержит гармоничную сущность, так как ее несут люди, являясь четырехсферными существами.

 

Образование для элиты всегда было более гармоничным, чем для толпы. Гармоничное образование – это прежде всего вопрос цены, то есть денег. В моем понимании итогом гармоничного образования должно явиться формирование творческой и социально ответственной личности, скорее созидающей, чем разрушающей, скорее консервативной, чем прогрессивной.

 

Оно, образование, несмотря на свою исходную гармоничность, конечно, всегда будет значительно отставать от реалий науки и практики, так как людям, прежде всего, нужно строить и защищать свое сообщество, достигать карьерных вершин, обеспечивать материально семью – туда уходят наиболее одаренные, а только потом приходит время готовить себе смену. Проблема образования, да и не только его, всегда одна – оно становится кастовым, а поэтому деградирует! Задача - разрушить кастовый принцип напыщенных и стареющих учителей-дегенератов, не понимающих, к чему готовить будущие поколения, чтобы выжить его сообществу в условиях глобальных перемен. Время не столько зарабатывать на поп-идеях, а сколько реально воплощать их в жизнь!

 

Не буду углубляться в эти «дебри». Остановимся на том, что время «Демиурга» было потеряно для меня не зря! Клянусь, что это так! И я это докажу!

 

Начнем с простого. Я всегда боялся людей, я слаб был от рождения, и физически, и морально. Я страстно боялся публичных выступлений. Но Семашко меня «врезал в толпу» без комментариев и заставил поверить в себя.

 

Я преодолел в себе страх общения с себе подобными. И слава богу, потому как это часто помогает мне сейчас зарабатывать на «жизнь» и просто нормально жить. Люди, давайте начинать общаться и не бояться этого!

 

В общем, Семашко Л.М. в клубе был по началу не идеолог. Он еще не знал, что с нами делать. Ведь просто гармонично и полноценно жить без конкретной цели – это еще не принцип. Нужно было нас чему-то научить, но чему? Коммунизму? Да, коммунизму, хотя это сейчас почему-то смешно. Тогда чему-то другому официально учить было нельзя.

 

И это совсем не смешно, если сравнить уровень приемлемого единения нашего общества и людей(СССР)всего двадцать лет назад в 80-х 20-го века с безудержным дебилизмом жадности и раздора конца 20-го и начала 21-го века.

 

Итак, как я понимаю этот коммунизм?

 

Мне самому, как воздух, нужно это свободное развитие. Но мне странно, когда это, мое естественное желание, которое большинству во благо, сталкивается с непониманием меньшинства. Потому как к вершине своего пути это меньшинство хочет попасть, не согласуя свой путь со мной, то есть в итоге оно, это меньшинство, пытается придти к своей цели через «мой труп», потому как своим существованием я им почему-то мешаю жить. Но меня это, конечно, не устраивает, потому, как я и не собираюсь этим людям противодействовать в принципе, но приходится! А принцип жизни один – «Живи и не мешай жить другим!» То есть, нельзя только потреблять, нельзя потреблять в расширенном масштабе, не отдавая взамен.

 

Семашко предложил нам, членам клуба «Демиург», учиться коммунизму! Это, что, ошибка? Ни в коем случае! Потому как мы уже знали, несмотря на другие ошибочные концепции Маркса, что коммунизм – это, когда «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»! И мы развивались. Надеюсь, мы не нанесли большого ущерба окружающей среде, устраняясь в своем «клубном мирке» от многочисленных и сомнительных соблазнов современного общества.

 

Итак, в общежитии института ЛИТМО на реке Карповке в г. Ленинграде наш клуб «Демиург», с легкой руки Льва Михайловича Семашко и Леонида Соловья, начал свой путь. Это был чисто студенческий клуб, почти целиком состоявший из ЛИТМОвцев, и на «птичьих» правах – мы собирались в красном уголке общежития, пикники проводили на «дому», иногда у Льва Михайловича, в одной из комнат общежития, или на природе, в музее или в театре и т.п.

 

Центром нашего общения был симпозиум, то есть «пиршество интеллекта», сопровождаемый девизом древних «Познай самого себя и через тернии - к звездам!».. Тон этим философским диспутам, в основном, задавал сам Семашко. Были еще персональные лекции, организуемые активными членами клуба, пикники и праздничные «капустники», где студенческая прыть била через край и «бедному» Семашко не давали прохода шаловливые студенты клуба.

 

Но что же решил наш идеолог после 2-х лет работы в студенческом клубе? Он сказал – мы оторваны от народа и пора идти в жизнь, то есть пора объединиться с рабочим классом! Так возродился рабоче-студенческий клуб «Демиург» на базе общежития Кировского завода и многих других студентов ленинградских институтов Мы заимели постоянное помещение в общежитии Кировского завода, его оборудовали. И так мы жили года 3-4 до начала 80-х.

 

Что же было интересного, о чем стоит вспомнить?

 

Кировчане восприняли нас как очередных массовиков-затейников. Поначалу, для привлечения новых членов, мы организовали театрализованные выступления, совсем не отличаясь никакими приемлемыми для этого профессиональными качествами. Я – студент технического ВУЗа, например, стал однажды поручиком белой гвардии, в костюме и с пистолетом в руке (пару выстрелов я все-таки сделал из стартового пистолета) выискивал в толпе врагов пролетариата. Для меня это был стресс! Но, видя эту инфантильную массу в зале кировского общежития, я вдруг интуитивно нашел способ ее активизировать -взял и выдернул из кресел симпатичную и грудастую подругу одного из парней, в качестве агента белой гвардии, и меня «замочили по первое число», Было весело, но мне этот парень закрутил руки очень сильно и по-настоящему.

 

Как выяснилось в дальнейшем, желающих заниматься принудительным гармоничным образованием среди рабочих были единицы. На развлекаловку они иногда собирались, но чтобы самим поучаствовать – очень редко. А зачем, потому как жизнь рабочего в 70-х и 80-х была материально обеспеченнее обычного интеллигента, тем более студента, потому как для них всегда к услугам была весьма дешевая и пассивная альтернатива досуга в Питере – клубы, прекрасные театры, дискотеки, кино, пивные забегаловки …

 

Семашко имел очень много полезных связей, на привлечении которых к нашему гармоничному образованию и строились многие занятия. Это была его художественная и интеллектуальная «мафия» Петербурга, в которую он проник. Эта «мафия» (шучу), с подачи Семашко, нас и «ублажала»: в музеях, домах творчества живописцев, в театрах, на симпозиумах и т.п.

 

Мы, конечно, тоже не робели, внося в дискуссию свой непрофессиональный «лепет». А кто скажет нам точно, что такое профессионализм в этих областях? Думаю, эстетам и людям «творческих профессий» особо «выпендриваться» не надо, так как они сами по себе не существуют без оценки других людей, точнее, благодаря этой оценке и существуют.

 

Например, посетив усадьбу художника Репина, мы там не только говорили о том, что житье-бытие будущего рабочего или инженера скучно и примитивно в отличие от любого художника, но и о том, что бедному художнику для достижения успеха нужно жертвовать многим. А это значит, что не каждая, уважающая себя женщина (или мужчина), предпочтет гения, не обязательно художника, а может быть талантливого конструктора или дипломата, обычному рядовому инженеру или клерку-бухгалтеру.

 

Границы гениальности при жизни творца весьма призрачны, если нет рекламы. К примеру, четырехсферная организация социума, продвигаемая Семашко Л.М.- это гениальное открытие современности, но вряд ли оно получит лавры при жизни ее создателей, так как пока нет желающих вкладываться в эту рекламу! В итоге, конечно, не в рекламу, а в информационно-техническое и организационное обеспечение этой идеи.

 

А чего стоят выезды «Демиурга» на природу, когда мы все однажды потерялись благодаря мне, через «мат-перемат» долго плутая к озеру. А как мы играли в футбол с нашими девушками! Они использовали запрещенные приемы, хватая парней за руки, вешаясь им на шею, подставляли ноги, ну не давали нормально играть! Жаль, что эти женские фокусы меня инженера-философа тогда не вдохновляли сексуально. Всему свое время!

 

А когда я вывихнул себе ногу, играя в футбол с «демиургами», а потом ковылял в санчасть, а затем домой, несколько километров пешком. Эта травма до сих пор периодически «ноет». И меня тогда сопровождала в пути и помогала милая девушка из «Демиурга», которая, возможно, и стала бы моей женой, будь я понастойчивее, но ведь жалость, это, к сожалению, не главное для любви. Думаю, не стоит сожалеть о прошлом – оно прекрасно - это наша молодость, неудержимое стремление к новому, бесшабашность и глупость!

 

Капустники 8-го марта – это, как правило, проходило классно и на «ура»! Лев Михайлович, а в основном наши девушки клуба, были гостями и законодателями праздника. Как же мы, молодые парни, изощрялись в шутках, подколах, конкурсах - это надо видеть! На это нас вдохновляли наши девушки. Даже мои два брата, старший Владимир (постоянный член клуба) и младший Василий, принимали неоднократно в этом непосредственное участие. Сам Лев Михайлович на капустнике, однажды с легкой руки Андрея Смирнова, был представителем эмансипированных нанайских женщин. Андрей был резковат, как философ и человек, и иногда выдавал чужие мысли, как свое наболевшее мировоззрение. Но, впитывая как «губка», все окружающее бытие, он часто веселил нас своими бесконечными шутками и анекдотами.

А наши диалоги, когда, мы учились пересказывать прочитанное своему брату-демиурику, конфликтные диалоги или театральные опусы и миниатюры - в этом мы получали тоже определенный опыт жизни. Я был, конечно, не в восторге, от этих постоянных нововведений Семашко – это же было, в сущности, не мое, но бесполезными их не считал и не считаю. Это же был опыт жизни, кто его сейчас продает за бесплатно? Единицы!

 

Принципы взаимообучения и оргдиалога тоже коснулись нашей команды. Мы учились преподавать друг другу полученный от других материал.

 

У меня в дальнейшем по жизни было много творческих коллективов и команд, которыми я руководил или участвовал в их работе, но, сплоченнее такой команды, как «Демиург», не связанной деньгами и приказами, а только вдохновением взаимного общения, я в своей жизни, наверное, больше не увижу.

 

Так что же я вынес из моей жизненной эпопеи клуба «Демиург»?

 

Я стал счастливее? – не уверен. Я стал умнее?– возможно!

 

Обогатился ли и расширился мой жизненный опыт, который и теперь позволяет мне предвидеть действия людей, и выживать – вот в этом уверен!

 

Настойчивым ли я стал в достижении целей, которые поставил - безусловно! Я просто понял, что театрал и философ из меня никакой, скучны и беспредметны для меня, в конечном счете, все эти «словеса», но я вполне приличный технарь и это и есть мое родное, творческое бытие, а философия -подспорье и не более того!

 

Но главное, я стал человечнее, то есть добрее, чем я был. И это то, что и делает с нами гармонизация нашего мировоззрения и образования.

 

Мы становимся добрее!!! А это значит, что кругозор наш шире, чем у злых и ограниченных в своей злобе людей. У нас есть шансы общаться с себе подобными и достигать успеха там, где не видит своей прямой выгоды наш «злой» конкурент, оставаясь в одиночестве.

 

Это не только мое ноу-хау, я не считаю себя первооткрывателем – чтобы побеждать в бизнесе, нужно быть добрее! И это не значит «волочиться» за клиентом. Пошел он в баню! Не хер его поваживать! В клиенте нужно видеть такого же человека, как ты, со всеми его преимуществами и слабостями. То, что хочешь для себя, делай и для клиента.

 

Понимаю, что здесь я не оригинал, и то, что переиначил для себя с целью понимания своей сущности, как человека, уже давно прописано в Библии, то есть в Еврейской проповеди для «бедных дурачков», коммунистической идеологии и т.п. Там все сказано правильно, но кто бы из власть-имущих эти истины в мире соблюдал! И каково, как мы все знаем, благое крестоносное применение этих известных библейских заповедей – смерть инаковерных, уничижение большинства и очередной передел собственности.

 

Вспоминая десятилетия своей нищеты и своих родителей, начитавшись истории «под заплёс» из весьма разных источников, насмотревшись и нахлебавшись дебилизма развитого социализма и нарождающейся капиталистической «дерьмократии», так хочется сказать – Россия, мать твою, какая же ты мерзопакостная тварь! Когда же ты станешь, пусть не родной матерью, а хотя бы сестрой, но не все той же кровожадной и злой мачехой. Когда же ты перестанешь губить своих детей в угоду животам придержавших и пожирающих тебя! Когда же все это ворье, часто прикрываясь православием, коммунизмом и развитым капитализмом, «сдохнет» в большинстве своем во благо трудовому народу. Говорю так, но по-прежнему надеюсь на лучшее, потому что я русский.

 

Пожалуй, я был краток об истории клуба «Демиург», и не особо «разглагольствовал», и не обидел ненароком кого-либо из наших бывших. Это мой стиль, так что прошу меня извинить!

 

Стрелков Николай

 

Ульяновск,

 

февраль, 2009 г.

------------------------------------------------------------------------

 

Владимир Стрелков

 

Мой Демиург

 

Воспоминания о клубе гармоничного развития «Демиург» 1976-1980 гг.

 

Мы жили в эпоху застоя, были молоды, здоровы, энергичны и казалось, что эта золотая пора никогда не кончится. В то время я работал на военном заводе и учился в Ленинградском механическом техникуме.

 

1976 году в клуб меня пригласил брат - Стрелков Николай. Он учился тогда в ЛИТМО.

 

Клуб состоял из четырех микрогрупп:

Стрелков Николай возглавлял группу «Вещи»,

Семашко Лев - группу «Информация»,

Смирнов Андрей - группу «Организации»,

и я - группу «Люди».

Президент клуба -Стрелков Николай.

Лев Михайлович Семашко - организатор клуба.

 

Симпозиумы были нашим центром. Задавал тематику Лев Михайлович. Также были пикники и разного рода развеселые «капустники».

 

Мы собирались в красном уголке общежития ЛИТМО, иногда у Льва Михайловича, иногда в одной из комнат общежития, иногда на природе, в музее или в театре и т.п. Еще были диалоги или театральные миниатюры, мы учились пересказывать прочитанное. Клуб рос, укреплялся и далее мы пошли в народ, к рабочим Кировского завода. Кировчанам мы организовали театрализованные вечера, для привлечения их в клуб. Но, увы ... А вот со студентами ЛГИТМИКа и других Ленинградскими вузов у нас были хорошие контакты.

 

У себя, в рабочем общежитии военного завода я пытался пропагандировать идеи Льва Михайловича, но тщетно.

 

Моя деятельность отдавала дессиденством, а так как я работал на военном заводе, то ко мне, по этому поводу, наведывались мужики из КГБ. Обыскали, изъяли мои дневники, побеседовали, но обошлось.

 

В то время я изобретал свою четырехсферную модель, а еще завяз в вопросах типа “интеллект против духовности”. Ну вот зациклился и все.

 

Я терзался, я чувствовал конфликт между этими категориями. Такое восприятие тогда ужасно мешало мне довериться одному из путей и продвинуться. Я шел по одной или другой дороге совсем чуть, а потом снова возвращался. Ну, вот к примеру: у меня есть интеллектуальные цели, и есть духовные цели, но они никогда не пересекаются. Они хранятся раздельно, каждые в своём отсеке. Ведь в деловом мире наши действия управляются интеллектом; мы достигаем наилучших результатов тогда, когда принимаем наиболее разумные решения. Но когда мы приходим домой, начинаем медитировать и задаваться вопросами типа “В чём смысл моей жизни?”, то должны принять другой набор правил. Мы покидаем территорию интеллекта и входим в духовный мир. Мы пытаемся разумно взаимодействовать с внешним миром и духовно - с внутренним.

 

В конце концов, я обнаружил, что, зайдя достаточно далеко под руководством интеллекта, я начал экспериментировать с разными духовными убеждениями - они оказались главными для моего восприятия жизни. Я выяснил, что атеизм не был для меня оптимальной системой убеждений, но то же относилось и к теизму. Я выяснил, что оба этих убеждения были не для меня. Система убеждений, которой я придерживаюсь сегодня, близка к буддизму. Многие возражали мне, что буддизм – вообще не религия, и я согласен с этим. Но некоторые детали этой системы позволили мне освободиться от многих страхов.

 

Учась в техникуме, я постепенно всё более интересовался мыслью об укрепляющих и ослабляющих убеждениях; особенно тем как мои собственные убеждения могли влиять на мои результаты, возможно даже неосознанно. Меня глубоко заинтересовало управление временем и производительность, и я начал спрашивать себя: “А вдруг мои теперешние убеждения не так хороши” Я начал задумываться о том, как мои коммунистические убеждения могли повлиять на моё ощущение реальности. Я познавал, я искал различие между убеждениями, дающими силу, и убеждениями, лишающими её. Это пришло в основном из-за того, что я прочёл много материалов по личностному развитию и занимался в клубе "Демиург".

 

В результате я научился видеть что, сохраняя положительное отношение и оставаясь сфокусированным на желаемом предмете, я достигал лучших результатов, нежели будучи пессимистически настроенным и обеспокоенным. Для меня это было проявлением здравого смысла. В 28 летя не считал, что моё собственное отношение и настроение играет такую важную роль в моей жизни. Тогда я не понимал, что могу изменить своё отношение и тем самым изменить свою жизнь.

 

Спасибо "Демиургу", я рос вместе с клубом и решал многие свои проблемы.

 

Тогда (в клубе) я начал понимать, что если мы хотим преобразовать эту планету в лучшую сторону, то надо, прежде всего, преобразовать себя. Каждый раз, узнав о конфликте во внешнем мире, мы должны понимать, что воспринимаем это как конфликт, потому что он резонирует с чем-то внутри нас. Это - сигнал для нас, говорящий, что нам необходимо разрешить внутренний конфликт. Мы не можем исправить что-либо в мире, если не разрешим более глубокий и скрытый конфликт внутри себя. Бессмысленно жаловаться на проблемы мира, в то же время постоянно участвуя в их создании. Мы должны начать с отмены своего вклада в общие конфликты и страдание. Мы должны начать с внутреннего примирения. И только после этого мы сможем стать лучше и пригласить других сделать аналогичное.

 

Стрелков Владимир

Воспоминания о клубе «Демиург»

 

Москва.

Май 2009

---------------------------------------------------------------

 

 

Мой«Демиург»

 

Этот кусок моей жизни сидит глубоко –глубоко под ворохом других событий, встреч, лет... Хотя, как мне кажется, на формирование моей личности «Демиург» повлиял очень сильно.

Это был 1977 год, я студетка ЛИТМО, староста группы, слушаю лекции по философии. Мне это нравится, в нашем техническом вузе, это была гуманитарная оттдушина, которая была нужна моей разносторонней натуре. Во многом отношение к предмету формируется через личность преподавателя – мне повезло- это был Лев Михайлович Семашко, человек невероятно энергичный, обоятельный, такие люди умеют увлечь за собой других. Так вот он пригласил студентов в клуб «Демиург». И я пришла на заседание клуба. Идея и люди, которые собрались вокруг Льва Михайловича мне были симпатичны. Тотихоньку я прониклась настроенями, прямо скажем, новаторскими в то застойное время. Я помню, как мой папа испугался, что я угодила в какую-то «секту».

Жизнь у нас в клубе была очень активная: еженедельные «симпозиумы» -так назывались наши встречи. Каждый должен был принести что-то «новое», подготовиться, поделиться прочитанным, увиденным, желательно по теме. Ведь все члены нашего клуба принадлежали к разным группам, кому что было ближе –мне личностное творчество, совершенствование самого себя. Все, что ты узнавал- в общую копилку, поэтому встречи казались наполненными и короткими, так как народ фонтанировал идеями проведения вечеров, походов, субботников, встреч с интересными людьми, ролевыми играми¸совместными праздниками, кого-то больше интересовала теория. Имена Бродского и Тарковского открылись мне клубе, когда мало кто из моих сверсников еще знал их. Был замечательный вечер поэзии. А какой запоминающийся праздник«Масленицы» устроили мы и себе, и другим...

Уверена, что некоторые судьбы поменялись, благодаря «Демиургу»: ребята из рабочих поступили учиться, закончили вузы, изменился круг общения, качество жизни. Юра Заклинских стал геологом, Сережа Бусов преподает философию. Да и нам, «студентам» было очень полезно пообщаться с «рабочими», не такими инфантильными, какими были мы. Все были молоды энергичны, да еще благодаря Льву Михайловичу собрались люди, которые хотели «отдавать»! Все эти факторы и дали феномен клуба «Демиург».

Самое главное, что я вынесла из наших встреч: «Душа обязана трудиться и день,и ночь!» Из моих одноклубников получились интересные личности, очень самобытные: Андрей Смирнов, Коля Стрелков, Володя Стрелков, Сережа Бусов, Аня Шумова (Смирнова), Юра Заклинских, Ира Цейтлина (Медведева), Андрей Чечик. Не нам судить, насколько гармоничными личностями мы стали, но важен сам процесс стремления.Жизнь нас разбросала, свои дела, проблемы. Но вектор всем был задан точный. Думаю, не у меня одной слово «демиурик»вызывает теплоту в душе.

С тех пор «гармония» всегда со мной, помимо того, что я музыкант, я долго работала в эстетической группе гармоничного развитиия личности «Умница», дети у нас были от полутора до шести лет. Демиурговские принципы тоже применялись в нашей практике. Радостно было смотреть, как изменялись родители в процессе общения между собой и с детьми, как росло их понимание своей роли. Да, и во всех своих делам я чувствую тепло, которое у меня осталось от этого дивного периода жизни, жизни в «Демиурге». Я благодарна судьбе, что она меня соединила с этими людьми. На сомневаюсь, опыт работы клуба «Демиург» уникален! Доброго здравия и энергии Льву Михайловичу Семашко!

 

Светлана Ветрова,

Поэт, бард, музыкант
30 августа 2009 г.

----------------------------------------------------------------

Сергей Бусов

ДЕМИУРГ

(ОТРЫВКИ)

СУДЬБА ДЕМИУРГА

 

(Отрывок написан в жанре рассказа с вымышленными именами членов Демиурга, которые, однако, легко угадываются членами клуба, а не члены клуба будут воспринимать его именно как художественное произведение. Лев Семашко со слов Сергея Бусова. Май 2009).

 

Ты вдруг вошел - я оробела,

Вся задрожала, обомлела

 

Расскажу немного историю Демиурга, ведь, в конце концов, он мой главный герой. В 1971 г. Величко создал философский клуб «Познай самого себя» - в Кораблестроительном институте, на базе философского кружка при кафедре философии. Адаму Аркадьевичу было к тому времени лет 30. Судьба Сократа его волновала, а слава афинского философа не давала покоя. Но Сократ обходился богатством собственной личности. Черпал из самого себя. В его лице это больше напоминало самопознание, вынесенное на публику. Впоследствии мало кто решался на подобное разоблачение, где требуется чистый дух доблестного философа, идущего своей стезей до самого конца, вплоть до казни. Не знаю, следовал ли Величко примеру Сократа или замахнулся на роль Христа, только готовность к большим жертвам в нем прорывалась и осеняла его в наших глазах каким-то даже ореолом.

 

Недостатком первого опыта он считал чисто познавательный характер деятельности клуба. «Познай самого себя» завершился в декабре 1973 года. Но движение к идеалу не прекратилось. В феврале 1974 года им создается «Студенческий философский театр-клуб» - уже на базе ЛИТМО, который живет до мая 1976 г. Обозначился крен в другую сторону, в практику репетиций и актерского мастерства. Уменьшился объем теоретических дискуссий, исчезло систематическое занятие философией. Наконец, в ноябре 1976 года возникает клуб Демиург на базе общежития ЛИТМО. В сентябре 1978 г. клуб перебрался в Барон-дом, где я с ним и встретился.

 

Адам Аркадьевич поставил перед клубом задачу создать универсальную микромодель общества. Демиург призван был объединять представителей всех сфер общества: рабочих, управленцев, ученых, художников, гуманитариев, студентов и т.д. Он должен был просвещать и воспитывать всесторонне развитых людей. Сферная всесторонность (четырехсферность!) личности – основа гармонического развития человека. Другая ипостась гармонии личности – связь слова и дела, теории и практики. Третья – сочетание коллективности и индивидуальности, соревновательности и кооперативности. Люди не просто соревнуются (конкурируют), но и помогают друг другу. Проводились принципы единства активности творчества и активности подражания, единства свободы самовыражения и обусловленности обстоятельствами, условиями и нормами жизни, единства игры и серьезной работы, прав и обязанностей и т.д. Это был нешуточный проект, «не шуточки», как отозвался однажды Лев Толстой о Лермонтове, и заключал словами из евангелия От Матфея (7, 29): он явился «как власть имеющий». Надеялся ли Адам Аркадьевич учить нас «как власть имеющий» и воплотить в клубе моральный кодекс строителя коммунизма, не знаю, но о коммунизме, как общественной цели, говорил серьезно.

 

Чтобы знать, что такое Демиург, как организация, надо рассмотреть его структурный принцип. Клуб объединяет четыре микрогруппы (м/г), направленные на четыре соответствующие сферы общественного производства и жизни: материальное производство (м/г профессионального творчества), организационное производство (м/г социального творчества), духовное производство (м/г любительского творчества) и гуманитарное производство (м/г личностного творчества). У каждой м/г свои цели, ориентированные на цели клуба. Каждый член м/г несет свою долю, свою «каплю меда» в общий улей. Программа клуба рассчитана на 4 года, где один год отводится на реализацию целей отдельной м/г, начиная с м/г профессионального творчества и заканчивая м/г личностного творчества, как самой изощренной и сложной.

 

В середине 1979 года меня вдруг избрали президентом Демиурга. Я написал проект Программы. Демиург тогда казался мне островком упорядоченности на фоне неразберихи и хаоса моей собственной жизни, да и жизни страны. В нем сконцентрировался мой культурный интерес. И этот островок неминуемо должен был погрузиться в пучину, думал я. Обеспечить постоянный приток новых членов клуба взамен старых и не ослабить уровень функционирования микрогрупп и клуба в целом – эту задачу мне выполнить, увы, не удалось. Конечно, главная организационная беда Демиурга – невероятная трудность смычки рабочих и студентов, создание «рабоче-студенческих двоек». Здесь возникает культурно-психологический диссонанс. Рабочая молодежь – не сахар. Студенты и студентки, которых значительно больше по числу, порой, шарахаются в сторону при виде «рабочего класса». А редкие вылазки в «поле» рассматриваются ими как полезный, необходимый, но, к счастью, кратковременный эксперимент.

 

Вот запись от 28.02.79: «Сегодня очередной симпозиум. Мое отношение к Демиургу – участие в празднике «Русская Зима» на турбазе «Сиверская». Я был немного болен, но «живая вода» влилась мне в грудь, когда увидел и услышал Адама Аркадьевича, Сеню, Петю, Алину». А это запись от 20.05.79: «Меня выбрали президентом Демиурга. Я пришиблен. Почетно, но опрометчиво (я не достоин этого). Клуб должен идти в гору, а он покатится вниз. Я – теоретик, верхогляд, а не практик. Мне не поднять лежащую на боку организацию. Я мечусь как проклятый. Вот они, обязанности, вот она, ответственность, выше и больше которой я в своей жизни не испытывал. Я пытался что-то сделать, но это был жалкий мизер. Алина веселится, глядя на меня. Она еще терпит «такого президента» как неизбежное зло. Ее приручить невозможно. Ей безумно жалко распадающийся клуб. Но я теряюсь, не знаю, как к ней подойти, ведь она – притягательный центр общежитских ребят, которые ходят «на Алину». «Пошли, говорят, на Алину-малину» И вот она - против меня! И это все видят».

 

Помню, в Сиверской мы готовили театрализованное представление. Музыка и громкие голоса создавали лихорадочное настроение, когда весь слегка дрожишь от напряжения и кажется, что все задуманное достижимо. Демиурочки стояли кружком, примеряя верхний наряд «снежинок». Взрывы мужского хохота и девичий визг раздавались всякий раз, когда кокошник садился особенно нелепо. В комнату заглядывали молодые люди, рабочие парни, но зайти не решались: таращились в проеме дверей. Адам Аркадьевич усиленно приглашал их зайти внутрь. Безрезультатно! Остроумник Сеня, наряженный Бабой Ягой, давя авторитетом, острил: «Ребята, оставьте проход! А то попадете под копыта сумасшедшего верблюда!» В его сторону даже не посмотрели! Алина оглянулась и смеющимся ртом негромко бросила: «А вы чего стоите? Ребята, проходите, садитесь». Я один наблюдал: четверка парней вздрогнула как ото сна и с глазами кроликов тихо переместилась на стулья около двери. Они покорно сидели до конца наших приготовлений, не проявляя ни скуки, ни энтузиазма. Похоже, Алина даже не заметила этого.

***

Ответственный Смелков, несмотря на выпускное напряжение (пятый год учебы заканчивался как-никак!), долбил одно и то же:

- Демиург способен пережить смену поколений. Ну, уйдем мы, никуда не денешься – страна зовет, - придут другие, вот, например, ты, Иван, чем не президент клуба?

- Не-ет, я не потяну.

Он перебивает:

- Ведь что такое Демиург? Всего лишь идея! Соединенная, правда, с людьми, в нее поверившими. Остальное уже мелочи: деньги не нужны, вещи – тоже.

- А организации? – озадачиваюсь я.

- А организации – это соединение идейных людей.

- Да, сейчас идейных-то не найти, - ныл я.

- Ерунда… Вот мы с Адамом… Аркадьевичем готовим работу, - я дам тебе почитать! – в которой явственно звучат приоритеты. Не только вещи правят миром. Где-то приоритетом становятся идеи. Порой, идея, брошенная в массы, способна организовать… создать устойчивую структуру. По цепочке: структура – функционирование – развитие – использование. Ты приходи, кстати, к шефу… в субботу, в эту субботу. Соберемся. В общем, так сказать, - улыбнулся он «по-гоголевски», - меня провожать. Диплом защитил.

- Защитил!Ну как?

-Нормально, отлично.

Я решил немного подсахарить (да что там говорить, я его почти любил в эту минуту):

- Ты, небось, в космонавты нацелился, - я по-дурацки улыбаюсь, сознательно умаляясь перед его гением. Впрочем, он шутку понял, но отвечал вполне серьезно:

- Космонавтом, конечно, я не стану, там летчики требуются, а вот министром бы не отказался.

 

И я поверил. Мне так хотелось стать званным и призванным! Быть простым смертным – как скучно! Всегда кажется, что подобных тебе слишком много, они встречаются на каждом шагу. То, что меня зовут, не является ли это, согласно закону «подобное – к подобному», что я вырвался из круга «простых смертных», которые автоматически и безжалостно отсеиваются, часто игнорируются или просто не замечаются? Только так и создаётся видимость существования избранных. А как иначе? Только так и надо. Если не так – все рушится! Только тот, кто хотя бы способен постичь основную идею, входит сначала в круг званных, а там, глядишь, и до круга избранных недалеко. Идея… Понять бы эту самую идею, думал я. Черт бы ее побрал, эту идею.

У Величко, на окраине города, в холодной однокомнатной квартирке, изуродованной дизайном советских типовых застроек, майским вечером собрались человек десять-двенадцать. Я был в первый раз у Адама Аркадьевича, ходил по комнате, разглядывал веселенькие картинки на стенах. Присмотрелся, не картинки совсем, а схемы, диаграммы. А-а-а, продукты общественного производства! Что-то знакомое: это я слышал на симпозиумах, когда наш Платон толковал про структуру функционирования общественного производства. «Шестой уровень декомпозиции», - читаю я, всматриваясь в мелко-мелко написанные буковки вперемежку с цифрами. Алина, проходя мимо, насмешливо кидает:

- Чем интересуешься?

- Наукой! – поднимаю я палец вверх.

- Ну, давай-давай.

Как по команде, ко мне подходят Вера и Катя, и тоже усиленно смотрят на диаграммы. Смелков замечает наш интерес.

- Объяснить? – у него вид человека, готового за час посвятить крестьянина в азы теории вероятности, да еще в рамках теории сложности вычислений Колмогорова.

- Нет-нет, ребята, - встревает Адам Аркадьевич, - мы сюда пришли не занудством заниматься. Мы вот Петю должны напутствовать, а не рассматриватьграфики.

- Но ведь можно соединить приятное с полезным, - Вера такая паинька! Адам Аркадьевич ни разу не сталкивался с ее «научным интересом», а потому мягко охладил пыл:

- Вера, милая,- в следующий раз поговорим, раз уж ты так интересуешься всем этим.

 

Чуткая Алиса пришла на помощь:

- Адам Аркадьевич и так день и ночь занимается своими чертежами, дайте ему хоть немного отдохнуть.

Величко не способен пропустить мимо ушей даже весьма едкую реплику Алисы. Когда он смотрел на нее, его глаза, как выразился бы иной романист, теплели.

- Алиса нам споет что-нибудь, ведь ты же принесла гитару с собой?

- Да, Адам Аркадич, - кротко соглашается она.

Видя такой разворот событий, и что ужин оттягивается, Сеня, хоть и равнодушный к выпивке (и к пению), кричит:

- Братцы, я не способен слушать музыку на голодный желудок!

 

Девицы, как по приказу, бросаются на кухню (желания Сени Крылова – святое!).

Стремясь вознаградить их за столь явное рвение, Сеня разворачивает талант острослова во всю его необъятную ширь. Скоро смех как сладкая музыка разливается по квартире. Я взял в руки Плутарха, но не читаю, а предательски прыскаю, мне завидно, но ничего с собой поделать не могу. Порой, бывало, весь день вспоминаю сенечкины «словечки», они, как семечки, прилипчивы. На участке, в цеху, часто специально жду момента, чтобы вставить, даже не к месту, то или иное сенечкино высказывание. Слушают, черт возьми, уважают! Отсутствие пошлости при весьма опасных поворотах темы, особенно сексуальной, - это для меня какой-то сверхъестественный дар. Борька упорно соревнуется с Сеней, вспоминая приключения своей жизни. Встреча с медведем, живо описанная им, производит сильное впечатление.

 

- Миша просто не ожидал, что вы так быстро бегаете, - предположил Сеня.

- Нет, ты знаешь, - горячился с серьезным видом Боря, - расстаться с недельным запасом продуктов, это, знаешь ли… К тому же, карты и инструменты… Мы питались морошкой и кедрачом целую неделю!

- И случайно набрели на залежи?

- Да! – глаза Бори расширились, - ты как будто знал, что я скажу сейчас, разбойник, - он шутливо грозит Сене пальцем. - Это был самый удачный поход за все времена. По-моему, где-то даже в учебнике, у студентов в Горном – надо спросить…

 

Разговор перескакивает на другие темы, а Боря все еще пытается доверчивой Вере втюхать, чем отличается пирит от халькопирита.

Наконец, стол накрыт. Петя держит в руке бокал красного вина, говорит смущенно, глядя почему-то на Сеню:

- Поперед батьки в пекло… Давайте выпьем, по крайней мере, за идею… точнее, идея-то есть, надо пить за ее воплощение.

- Обмирщение, - заговорщически вторит ему Адам Аркадьевич.

- Обмервщление? – неловко переспрашивает Алина.

На нее не обращают внимания: что это там дети неразумные бают? Тут взрослые разговоры.

- Это теперь самое главное, - печально продолжает Величко, будто вся мировая скорбь сошла с небес на него.

- По крайней мере, Адам Аркадич, - бодро восклицает Смелков, - вы отправили недавно свой проект…

- Наш проект, - тактично поправляет Величко.

- В Москву, Генеральному секретарю. Надеюсь, прорыв произойдет…

- И мы еще увидим небо в алмазах, - заключает Сеня.

 

Смотрю на Веру, в ее глазах что-то близкое поклонению. Я, не зная, как себя вести в столь торжественный момент, перестал жевать и застыл с набитым ртом. В трудные минуты я привык ориентироваться на Петю или, в крайнем случае, на Алису, которая тихонько перебирала струны.

 

- Леонид Ильич, наверно, ничего не поймет в ваших чертежах, - вдруг вставила она, - или поймет неправильно, - глаза ее загорелись огоньком, - тогда, Адам Аркадич, долго же мы вас не увидим снова!

 

Взрыв хохота потряс комнату, все ждали именно чего-то такого. Даже Вера, еще недавно светившаяся готовностью пожертвовать всем ради великой идеи, смеялась громче всех. Тем не менее, выпили за Москву, потом – за Петю, за здоровье хозяина, за родителей – и пошло-поехало!

 

Мои помыслы все чаще и чаще обращаются на девушек. В то время как весь советский народ в едином порыве, напрягая последние силы, оказывает братскую интернациональную помощь афганским коммунистам (как, впрочем, и другим «угнетенным» народам), жертвуя деньги, технику и людей, находятся же такие (а именно я!), которые ни о чем другом не думают, как только об удовольствиях молодости, о любви, о женщинах, о славе.

 

ЧТОБЫ У СЕНЕЧКИ ВСЕ БЫЛО ХОРОШО

Чтобы все соблазны мира? –

Краткий сон!

 

Четверг. 17-30. После работы я летел домой как на крыльях, мне хотелось раскрыть перед ней свое инкогнито и извиниться за вчерашнюю авоську с апельсинами. Нелепо вчера получилось: хотелось, чтобы Амур нес цветы, записку и фрукты в корзинке. Но все в этой жизни наперекосяк! И корзинки-то не нашлось, и паренька-то дворового еле поймал, и долго уговаривал его, растолковывая ему функцию: Да не забудь спросить Диану Павловну Королеву! Рыжая такая! Тьфу, черт, не рыжая, а… ушел уже! (еще не той отдаст – вот радости-то будет!).

Едва вошел с купленными яблоками в свою комнату, лихорадочно готовя новую речь «О, Диана, воительница, чистый лик обрати на меня!», как в комнату постучали. Кто это? Открываю – Сеня!

- О! Проходи!

- Привет, Иван! Обхожу вот всех. Приехал на два дня. Зашел, было, к Борьке, да его не оказалось. Вспомнил номер твоей комнаты.

 

Вид у него какой-то был подозрительный. Конечно, мне льстило, что Сеня зашел именно ко мне, но до него ли мне сейчас, я бы даже самого Адама Аркадьевича спровадил куда подальше. К тому же, мне показалось, что он странновато посмотрел на мои яблоки, сваленные кучей на кровати – слишком уж голодными глазами. Прикидывая, какой долей моего богатства можно пожертвовать, я присмотрелся к Сене – и сразу успокоился. Его взгляд блуждал, огибая предметы, бесцельно уносясь в пространство, так, словно Сене удалили селезенку, да еще без наркоза.

Я, однако, быстро нашелся.

- Пойдем к Степе в гости, - поднял я указательный палец, - пока он не смылся куда-нибудь.

И Сеня безвольно поплелся за мной (я диву давался! Попробуй-ка раньше, поруководи им!). Степа, к счастью, оказался дома.

- О! кого я вижу! сам Семен Александрович к нам, грешным, пожаловал!

- Да вот обхожу всех. Приехал на два дня. Зашел было к Борьке, да его не оказалось…

- Они с Кравцовым уехали за город в одно место, точно не знаю, сам там не был, но хотелось бы наведаться… – Видя, что Сеня не слушает, Степа не стал продолжать. – Раздевайся.

- А чего раздеваться? Не жарко, - но послушно снял сработанную в подпольном цеху непонятного покроя рыжую куртку. Похоже, если бы Степа предложил снять и рубашку – тот и рубашку бы снял!

Степа уже ждал с вешалкой (вот аккуратист!).

- Ночевал на Шевченко, у ребят, с утра вот хожу… – говорил Сеня.

- На Шевченко? – это где?

- На Васильевском, в общежитии ЛГУ.

- А-а, - обрадовался Степа, - это, где ты учился? Ну как, все сдал? Или сдаешь? Учеба-то закончилась уже?

Сене не улыбалось рассказывать о своей учебе, тем более об экзаменах.

- Что-то ты, Сенечка, скис. Давай-ка, я тебя сейчас покормлю. Вот и Ваньчик составит нам компанию.

- Скиснешь тут! Дел по горло, а тут с этими любовными делишками совсем закрутился.

- Ну-ка, давай, рассказывай, что за любо-о-овные у тебя дела? – шутил Степа, округляя глаза. – А я пока на стол быстренько поставлю.

- Вспомним, товарищи, замечательные слова великого князя Новгородского: кто к нам с цветами придет, от цветов и погибнет, – сказал Сеня грустно.

Степа аж остановился на полдороге к холодильнику:

- Кто к нам с мечом придет и от меча погибнет… Так, по-моему. - До него не доходит тонкая ирония Сени. Я страшно оживился, у меня мгновенно растаял, обострившийся было от слов Степы, комплекс бедного приживала. Уж не на меня ли Сеня намекает?

 

Между тем холодильник был раскрыт: огурчики соленые, грибки в масле. Ну, две банки тушенки, ладно, пропускаю. Открытая банка вишневого варенья, колбаса копченая, колбасный сыр, овощи в виде зеленого лука. И что-то там такое – в промасленной бумаге – запах! Пахнуло так, что у меня обильно потекли слюни. Неужто сало?!

- Сеньчик, дорогой, ты к салу как относишься? – он еще спрашивает! – мне вот родственники прислали недавно. В декабре закололи борова. А сейчас лето… В холодильнике-то полежит еще месяц – не больше.

Ой, какой он зануда, нарезай уже!

- Что ж, можно и сало… Совсем закрутился с этими любовными делишками.

- Ну ладно, рассказывай, а то я тебя перебиваю.

 

На столе появилась и уполовиненная бутылка Ркацетели. (Ух, какой ты припасливый!). Наконец, Сеня понял, что рассказ от него никуда не убежит, положил себе в тарелку пару ломтей сала, стрелку лука, пару-тройку грибочков, огурчик, отрезал неслабый кусок рижского хлеба и -…

- Погоди, - остановил его Степа, - выпьем сначала. Ваньчик, тебе наливать?

Я охотно соглашаюсь.

- Ну! - Степа любит говорить тосты, - выпьем, чтобы у нашего Сенечки все было хорошо. Как мама? Папа?

Сеня с набитым ртом кивает.

- Девушка любимая есть? – Степа рад своему остроумию, - давай и за нее выпьем.

- За нее особенно, – прожевывает Сеня.

- Ну, рассказывай, рассказывай, а то мы тут – вот Ваня особенно – от ожидания аппетит потеряем, ха-ха-ха-ха!

Повеселевший Сеня хрустит огурчиком:

- Не далее как вчера вечером обрел новое состояние сознания…

- Чего так?

- Задумал было жениться…

- Дело хорошее, Сеня.

- Стар уже, пора детей нянчить да внуков растить.

- Ой, да иди ты! Сколько тебе лет?

- Двадцать шесть.

- Двадцать шесть? – переспрашивает Степа, - я тебя старше. Мне бы тоже не мешало обрести семейный покой, - недобрый свет в глазах Степы (сдается мне, рассказ Сени ему «по барабану»).

- И девушку выбрал…- Сеня вздохнул, - правда, одна, загвоздка, забыл прежде спросить ее согласие.

- Ха-ха-ха, ты смеешься, - Степа разливает вино. – И кто она такая, если не секрет?

- Ты ее знаешь, наша демиурочка…

- Да иди ты! – Степа аж вскакивает с места, - а не скажешь кто?

- Вероника…Георгиевна Новожилова.

Для нас со Степой ее фамилия звучит ново, официально. Вероника – такая милая, смешливая, с ямочками на щечках! Ну, никогда бы не подумали…

- Так это что, Вероника что ли? – все не может поверить Степа.

- Она самая.

- А сколько ей лет?Ты извини, брат, что я расспрашиваю… За ней же Борька ухлестывал!

Степа такой наивняк! Я уже молчу.

- Ладно, извини, извини, Сеня. Ну и что?

- Полный отказ…

- Как это? – ни я, ни Степа никак не можем понять, охватить разумом столь сложную мысль: Сеня получил отказ от той самой Вероники, которую мы знаем? Да, конечно, знаем совсем немного, да, нечасто ее видим, но!… не красавица же, не дочь же министра или там артиста какого. Разве можно сравнить – она и Сеня? Что такое она и что такое Сеня!? Как, вообще говоря, можно отказать Сене?

 

- Пришел с цветами при полном параде. Правда, до этого записку, где ее адрес, засунул в задний карман брюк. – Сеня коротко, дробно смеется. – Хватился, думал, потерял или забыл где-то. Назад уже хотел ехать. Опять же с цветами и при полном параде. А может оно и к лучшему было бы, а? Посидел немножко на остановке, часик, еще раз перерыл все. Сел опять, что-то хрустнуло в заднем кармане, достал – адрес.

- Да, вроде как не хотел… - грустно согласился Степа.

- Ну, уж коли нашелся, так надо идти. И вот ведь тоже: адрес-то не тот.

- Как это? – удивляется Степа.

- Перепутал цифры. На восьмой этаж поднялся - лифт не работал! - звоню: открывает какая-то девица. Я уж думал, неужели Верунчик так изменился за неделю, как мы не виделись.

- Так, а кто ж это был? – недоумевает Степа.

- Не знаю… Стал я расспрашивать, где проживает такая Вероника Георгиевна Новожилова. Описал ее подробно. Еще раз убедился, что наши пословицы не врут: язык до киллера доведет.

- До Киева, - уточнил Степа.

- Оказывается, не так уж и высоко живет моя невеста – всего лишь на двенадцатом этаже! и в другом подъезде.

 

Степа захохотал (и я с ним).

- Звоню. Открывает женщина моих лет. Думаю, опять не туда попал, спрашиваю по полной форме. Официально. Она говорит: а это моя дочь. Тут мне и заплохело, даже как-то в больницу захотелось прилечь. Говорю, можно пройти? Она: зачем? Отдать бы ей цветы, да кубарем вниз, но! – назвался груздем – …

- Полезай в кузов! – нетерпеливо, смеясь, перебил Степа, - ну, что дальше?

- Ну, все-таки, можно пройти?.. а сам думаю, если у нее и отец еще дома, то живым мне не выйти. Но это оказалось лишь единственной удачей за весь день! Протискиваюсь – с букетом впереди. Стою. Такой, кабачок на ножках,выглядываю из букета, как ежик из куста, и жалобным голоском: Веронику Георгиевну ха-а-ачу. Выходит моя Вероника, вся красная, навстречу. Что видит? Букет и над ним редкие волосики торчат. И шевелятся. А где Верони-и-ика? – тонким голоском вытягивает Сеня.

Я уже давно сполз со стула и бился в конвульсиях, утирая грязным платком текущие ручьем слезы и сопли. Степа хохочет, непрерывнохлопая Сеню по спине.

- Сам виноват, гадёныш! – кричит он, - рассмешил! не могу!

- Короче, получил я отказ. Вежливый, вежливый… -Сеня погрустнел.

- Все они такие, бабы! – утешал его Степа.

- Не помню, как у автобусной остановки снова очутился.

- Ладно, ешь, а то с ними здоровье последнее потеряешь. – Степа нарезал копченую колбаску. – Мой двоюродный брат повесился – тоже из-за любви. Я никогда не понимал таких людей… И никогда не пойму.

 

«Ах, Степа, ладно врать-то, самому, небось, несладко и все ты понимаешь», - думал я, наливая винцо.

Когда расходились, Сеня достал проявленную фотопленку.

- Тут все наши демиурики и демиурочки. Здесь же моя Вероника.

- И что, ты будешь сейчас на нее смотреть и любоваться? – как-то даже зло спросил Степа. – Я не буду распространять эту пленку, - решительно сказал он, - пусть вон Ваня ее распост… распространяет.

--------------------------

Лев Семашко

 

Устав студенческого клуба гармоничного развития „Демиург“

 

Слово „демиург“ пришло в наш язык из греческого и означает созидательное начало, творца

 

Устав этого клуба «Демиург» 1987 года обобщает опыт первого, рабоче-студенческого, клуба «Демиург» 1977-1980 годов в общежитии Кировского завода г. Ленинграда. Устав разработан с участием С. В. Бусова

 

Общие положения

 

1.Радикальная перестройка всех сфер общественной жизни, выдвижение на первый план человеческого фактора требует от каждого члена общества творческого отношения ко всему окружающему и к самому себе.

 

2.Клуб „Демиург“ — самодеятельный коллектив для всестороннего творческого развития студентов в свободное время и по месту жительства — в общежитии студентов, в данном случае Ленинградского ветеринарного института: (ЛВИ).

 

3.Творческое развитие студентов — это формирование у них устойчивых творческих потребностей и способностей (знаний, умений, навыков) в создании общественно полезного нового, в перестройке старого.

 

4.Всестороннее (гармоничное) творческое развитие студентов — это развитие четырех сферных потребностей и четырех сферных способностей, соответствующих четырем сферам общественной жизнедеятельности: материальной, организационной, духовной (информационной) и гуманитарной (социальной). Сферные творческие потребности— это потребности в творчестве, в созидании нового в каждой из четырех сфер. Сферные творческие способности — это способности (знания, навыки, умения) создавать новое в каждой из этих сфер. Каждой сфере соответствует свое направление творческого развития студента.

 

5.Способ всестороннего творческого развития студентов — активное участие в коллективной творческой деятельности клуба, которая включается во все сферы жизни общежития, института, района, города. Каждой сфере соответствует свое направление деятельности клуба.

 

6.Гармоничность всестороннего творческого развития достигается пропорциональным распределением времени деятельности клуба между ее четырьмя направлениями. Главное условие — экономия и высвобождение студентом времени для развития своих ущемленных (неразвитых) потребностей и способностей.

 

7.Всестороннее творческое развитие студента имеет не только общие (сферные), но и сугубо индивидуальные черты, что предполагает и требует его личной активности, глубокого самопознания, критической самооценки уровня своего развития и культуры, разностороннего творческого самоиспытания в новых для себя делах, заинтересованного и напряженного участия в работе клуба, что обернется пользой и для себя, и для людей.

 

Организация „Демиурга“ и его работы

 

8.Клуб „Демиург“ организуется и в своей работе направляется студсоветом общежития, в котором он создается, при участии общественных организаций ЛВИ.

 

9.Для всестороннего творческого развития студентов клуб проводит свою работу в общежитии по следующим четырем направлениям:

 

а)материально-физическая деятельность — участие в трудовой деятельности, в развитии профессиональных навыков, физической культуры (трудовое, профессиональное и физическое воспитание);

 

б)организационная деятельность — участие в развитии студенческого самоуправления в институте и общежитии, организация политических и правовых мероприятий (организационное, политическое и правовое воспитание);

 

в)духовная деятельность — участие в развитии духовной культуры (научной и художественной культуры) в идейном росте студентов (идейное, научное, эстетическое воспитание);

 

г)гуманитарная деятельность — участие в развитии нравственной и педагогической культуры (нравственное, педагогическое, половое воспитание).

 

10. Для обеспечения деятельности клуба по указанным четырем направлениям в его составе организуются соответственно четыре творческие микрогруппы (сокращенно — мг):

 

а)мг материально-физического творчества — организует и проводит строительные, ремонтные, оформительские и т. п. работы; разминки, турпоходы, спортивные занятия; чаепития, занятия по закаливанию, культуре питания, одежды и быта, домашнему труду, техническому творчеству; занятия по развитию профессиональных навыков и умений;

 

б)мг организационного творчества — организует и проводит работу по совершенствованию студенческого самоуправления в институте и общежитии, политические и правовые мероприятия; занятия по формированию Организационных навыков, умения вести общественную работу, по развитию политической и правовой культуры, умения подчиняться и управлять; создает фонд клуба из взносов и совместно заработанных средств;

 

в)мг духовного творчества — организует и проводит вечера искусств (поэзии, музыки, танца, живописи, кино и т. п.), диспуты, культпоходы, вечера встреч с деятелями науки и искусства, со студенческими коллективами других вузов, занятия по обучению игре на гитаре, разучиванию песен, актерскому мастерству, и формированию художественно-эстетического вкуса; обеспечивает музыкой танцпаузы; проводит обсуждение наиболее интересной художественной, педагогической и медицинской литературы, готовит рекомендательные списки этой литературы и собирает информацию по всестороннему творческому развитию, занятия по привитию навыков духовного саморазвития.

 

г)мг гуманитарного творчества — организует и проводит занятия по развитию нравственной, педагогической и половой культуры, по осознанию этических категорий и смысла жизни; занятия по аутотренингу, самовоспитанию, по развитию навыков самоорганизации (учет и распределение личного времени, распорядок дня, личное планирование, личный и семейный бюджет), этике и культуре общения; уроки доброго поступка, организует капустники к большим праздникам и дням рождения членов клуба.

 

11.Каждая мг включает от 3 до 15 членов клуба (поэтому численность клуба может колебаться в пределах от 12 до 60 чел.), формируется по соответствующим способностям (склонностям) студентов, избирает из своих рядов лидера, планирует перечень и очередность своих занятий, организует их подготовку и проведение, распределяет обязанности между членами, привлекает для своей работы и проведения занятий преподавателей с кафедр института, студентов других институтов, рабочих, ученых и т. д.

 

12.Работой клуба руководит совет клуба из пяти человек, возглавляет совет президент клуба, который избирается на общем собрании клуба на год. Четыре члена совета — это лидеры четырех мг, которые избираются своими мг на год.

 

13.Работа клуба для одного состава предполагается на 3—4 года. Клуб работает 6 месяцев в году, 3 месяца в первом семестре (октябрь, ноябрь, декабрь) и 3 месяца во втором семестре (с 15 февраля по 15 мая). Каждый семестр — новый этап работы клуба. В последние 1—2 года предполагается перемена деятельности для микрогрупп.

 

14.Клуб собирается два раза в неделю: в четверг проводятся внутриклубные (но открытые для всех) симпозиумы (Симпозиум — собрание, сопровождаемое различными занятиями), а в воскресенье — воскресники: турпоходы, культпоходы в музеи, театры, на выставки, вечера искусств и встреч в общежитии, работа на стройках и т. д.

 

15.Каждый симпозиум проводится в следующем порядке и регламенте:

 

а)разминка (физическая и психологическая) — 15 мин. (1-я мг),

б)теоретическая часть — 1 час (все мг),

в) смехопауза — 10 мин. (3-я мг),

г)танцпауза — 20 мин. (3-я мг),

д)практическая часть — 1 час (все мг),

е)чаепитие (обсуждение итогов и заданий) — 15 мин. (1-я мг).

 

Каждый симпозиум занимает 3 часа, начинается в 19-00, а заканчивается в 22-00. Каждая мг может собраться отдельно чуть раньше или позже.

 

16.На каждый месяц избирается „хранитель времени“, который следит за экономным расходованием времени, за исполнением регламента, проверяет готовность мг и исполнителей к проведению симпозиума, ведет дневник клуба, является оперативным распорядителем и организатором симпозиума, „правой рукой“ президента клуба. Атрибуты „хранителя времени“ — часы, колокольчик, деревянный молоток.

 

17.Теоретическая часть симпозиума предполагает обсуждение актуальной и интересной для членов клуба темы, книги, статьи, научной идеи, спектакля, музыкального произведения, политического или иного события. Обсуждение проводится, как правило, в форме дискуссии (можно заранее разделиться на 2—3 команды или спорить микрогруппами) на основании 10—15 минутного сообщения. Теоретическая часть может быть представлена в заранее заданных циклах, а может планироваться в зависимости от потребностей студентов и времени, или и то, и другое.

 

18.Практическая часть симпозиума формируется как система занятий по следующим циклам:

 

Аутотренинг, 4-я мг.

Физразвитие, питание, закаливание, самомассаж, 1-я мг.

Обучение игре на гитаре и разучивание песен, 3-я мг.

Алгоритм решения изобретательских задач, деловые игры, 1-я мг.

Решение производственных ситуаций и конфликтов, 2-я мг.

Театрализация, актерское мастерство, 3-я мг.

Кукольный театр, агитбригада, 3-я мг.

Подготовка к семейной жизни и воспитанию детей, 4-я мг.

Самоорганизация (учет и планирование времени и т. п.), 4-я мг.

Правовая и политическая культура (ситуации), 2-я мг.

Воспитание воли, 4-я мг.

Динамическое чтение, 3-я мг.

 

Перечень подобных циклов может расширяться или сокращаться. Желательно, чтобы цикл вел член клуба, студент, имеющий соответствующий опыт. Если нет такого члена клуба, то подбирается и приглашается кто-то из преподавателей или студентов других вузов или из других организаций.

 

19.Работа клуба ведется по плану. План составляется на семестр на основе заказов студсовета общежития, предложений мг и отдельных членов клуба. План обсуждается и утверждается на первом симпозиуме общим собранием клуба, его проект разрабатывает совет клуба. Пункты плана как творческие задания распределяются между мг, а внутри них между ее членами, которые несут творческую ответственность за их выполнение. В плане указываются только тема теоретической части симпозиума и название практического цикла, а также тема (предмет, форма) воскресника.

 

Членство клуба

 

20.Членом клуба может стать любой студент ЛВИ (в основном 2—3 курса), имеющий те или иные творческие склонности и навыки, признающий устав „Демиурга“.

 

21.Каждому новичку задаются вопросы: „Что ты можешь дать клубу? и „Что ты хочешь получить от клуба?“. В члены клуба принимаются активные, творчески настроенные студенты, смелые, не боящиеся ошибок, творческих неудач и поражений, труда. Ленивые, пассивные, несмелые, потребители, безынициативные в клуб не принимаются, хотя ни для кого двери клуба не закрыты: туда можно прийти, посидеть, просто посмотреть.

 

22.Членом клуба может стать студент любого другого вуза или молодой рабочий, признающий устав клуба. Член клуба выбирает себе мг и творческое задание по душе из плана.

 

24.Член клуба, допустивший непорядочность (воровство, ложь, донос, предательство, садизм, пьянство, употребление наркотиков и т. п.), исключается из клуба на общем собрании по предложению совета клуба; творчество и нравственная нечистоплотность — вещи несовместимые.

 

25.Для проведения чаепитий на симпозиумах устанавливается членский взнос 1 р. в месяц. Членские взносы и другие деньги клуба хранятся у казначея клуба, который избирается из числа членов 2-й мг.

 

Необходимая материальная база

 

26. Для нормальной работы клуба институт и студсовет общежития должны обеспечить следующие минимальные материальные условия: помещение не менее 80 м, 8 столов и стулья на 50 человек, доска для мела, магнитофон, проигрыватель, ставка 70 р. в месяц для оплаты приглашаемых извне специалистов, четыре шестиструнные гитары, бумага, кисточки и гуашь, пара волейбольных мячей, две пары боксерских перчаток, четыре сценических прожектора со светофильтрами, две раздвижные ширмы, колокольчик, деревянный молоток, настенные электронные часы, простейший инструмент (пила, топор, молоток, отвертка и т. п.), материалы и прочее по необходимости.

 

Примерный план работы клуба „Демиург“ (ЛВИ) на октябрь-декабрь 1987 г.

 

Этап 1-й театральный

 

Общая цель этапа: рождение творческого коллектива.

 

Практическая цель: подготовить спектакль.

 

Октябрь

 

8-е. Симпозиум 1-й. Организационный. Обсуждение устава и плана „Демиурга“. Распределение поручений. Театрализация.

11-е. Воскресник. Поход в театральный музей или поездка в Репино.

15-е. Симпозиум 2-й. Обсуждение статьи А. Н. Яковлева в журнале „Коммунист“ № 8. 1987 г. Репетиция спектакля.

18-е. Воскресник. Репетиция спектакля.

22-е. Симпозиум 3-й. Наше общество: достижения и проблемы. Театрализация, репетиция спектакля.

29-е. Симпозиум 4-й. Проблемы перестройки высшей школы, ЛВИ. Театрализация. Репетиция спектакля.

 

Ноябрь

 

1-е. Воскресник. Встреча с театром-клубом „Суббота“.

5-е. Симпозиум 5-й. Студенческое самоуправление в институте и общежитии. Репетиция спектакля.

7-е. Воскресник. Участие в вечере. Спектакль.

12-е. Симпозиум 6-й. Теория личности и основы самовоспитания. (Читать: Сенека. Письма к Луцилию). Собрание микрогрупп, распределение творческих заданий.

15-е. Воскресник. Поход в театр или встреча со студенческим театральным коллективом. 3-я мг.

19-е. Симпозиум 7-й. Роль информации в жизни человека. Знакомство с персональным компьютером. 3-я мг. Театрализация, этюды. 3-я мг.

22-е. Воскресник. Встреча со студентами театрального факультета ЛГИТМиКа. 3-я мг.

26-е. Симпозиум 8-й. Творческий образ жизни — что это такое? 4-я мг. Театрализация, актерское мастерство. 3-я мг.

29-е. Воскресник. Строительные или ремонтные работы, работы по договору. 1-я мг.

 

Декабрь

 

3-е. Симпозиум 9-й. Обсуждение романа Ч. Айтматова „Плаха“. 3-я мг. Театрализация, репетиция новогоднего спектакля. 3-я мг.

6-е. Воскресник. Поездка за город или стройработы. 1-я мг.

10-е. Симпозиум 10-й. Д-модели как способ применения диалектики. Репетиция спектакля. 3-я мг.

13-е. Воскресник. Встреча с юристом в общежитии: „Перестройка и правовая культура“. 2-я мг.

17-е. Симпозиум 11-й. Что значит быть интеллигентным? 4-я мг.

20-е. Воскресник. Встреча с сексологом в общежитии. 4-я мг.

24-е. Симпозиум 12-й. Физразвитие, закаливание и укрепление воли. 1-я мг. Репетиция спектакля. 3-я мг.

27-е. 'Воскресник. Диспут в общежитии: „Перестройка и молодежь“. 2-я мг.

31-е. Участие в новогоднем вечере в общежитии. Спектакль. 3-я мг.

 

24. 09. 1987

----------------------------------------------------------------

 



Up
© Website author: Leo Semashko, 2005; © designed by Roman Snitko, 2005